Деньги это...?

Экономика

Сильвио Гезель, немецкий экономист, сформулировал идею обложения денег «налогом» (платой за пользование) более ста лет тому назад. Цель такого налога – стимулирование возвращение денег в оборот безинфляционным способом.
Все мы пользуемся деньгами, но ответов на вопросы что такое деньги, откуда они появляются, как они функционируют, почему они дешевеют и т.д., большинство из нас не знает.

Верно ли выражение: богатые богатеют, а бедные беднеют? Куда и кому «уходят» проценты по кредитам? Почему все дорожает? Кому нужна/выгодна инфляция?

Деньги это мера, которой измеряют практически все, что окружает нас в жизни. Деньгами пользуются также как литрами или градусами, но мало кто задумывался о принципах функционирования денег, мало кто понимает, почему в отличии от килограмма, доллар (рубль или фунт) не является постоянной величиной.[1]

Давайте рассмотрим некоторые принципы функционирования денег. Проанализируем, почему существующие деньги не только «движут миром», но и вызывают разрушительные кризисы. Выясним, что такое проценты и отчего специалист по истории экономики Джон Л. Кинг называл проценты на ссуду – «невидимой машиной разрушения» в так называемой свободной рыночной экономике.

Альтернатива существующему механизму процентного вознаграждения, обеспечивающему возвращение денег в оборот, известна некоторым экономистам с начала 20-го века, но…

Ведущие мировые экономисты, понимая глобальность современных финансовых проблем, давно требуют проведения фундаментальных изменений в мировой финансовой системе, но…

Деньги печатают государства, это известно большинству граждан, а вот о правилах функционирования денег знают максимум несколько сотен человек в стране. Тема функционирования денег слишком важна для каждого кто ими пользуется и решать, как они должны функционировать, необходимо всем гражданским обществом. А для этого необходимо изложить эту проблему как можно более просто – так, чтобы каждый гражданин понял, насколько это его касается. Именно с этой целью написана эта статья.

Основные заблуждения относительно денег:

Деньги служат для обмена товарами и позволяют каждому человеку заниматься своей специализацией (профессией), и приобретать за деньги то, что он сам не производит. Современная цивилизация, основанная на разделении труда, не смогла бы возникнуть, если бы не было денег.

Но деньги могут и тормозить товарообмен. Так как количество денег в экономике (обращении) конечно, то при накоплении их у тех, у кого накапливаются их излишки, денег в обращении начинает не хватать. Возникает ситуация при которой те у кого денег не хватает, вынуждены брать деньги у тех у кого они «лишние», естественно выплачивая последним процент за пользование деньгами, при этом количество денег у ростовщиков еще больше растет.

Для удвоения суммы денег вложенной под 3% годовых понадобится 24 года, под 6% — 12 лет, под 12% — 6 лет. Даже при 1% проценты и сложные проценты обеспечивают экспоненциальную динамику с удвоением через примерно 70 лет.
Существующая система выплаты процентов просто абсурдна, простой пример: если бы кто-нибудь вложил 1 пенни в год рождения Христа под 4% годовых, то в 1750 году на вырученные деньги он смог бы купить золотой шар весом с Землю. [2]

Приведенный пример показывает и доказывает, что в длительной перспективе выплата процентов математически, а следовательно и практически – невозможна. Экономическая необходимость ростовщичества (для стимулирования возврата денег в оборот) и математическая невозможность находятся в неразрешимом противоречии.

Существующий механизм возвращения денег в оборот посредством выплаты процентов, приводит к аккумуляции капитала в руках все меньшего количества людей (что неоднократно приводило к возникновению междоусобиц, войн и революций). Именно этот механизм является основной причиной необходимости патологического роста современной экономики, со всеми известными последствиями и кризисами.

Возможно ли более эффективное решение задачи возвращения денег в оборот, решение не имеющее недостатка экспоненциального роста денег за счет процентов? Можно ли заменить ростовщические проценты другим механизмом обеспечения возвращение денег в оборот?

Большинство людей считает, что они платят проценты только тогда, когда берут деньги в кредит, и, если уплата процентов нежелательна, достаточно просто не брать деньги в кредит. Но это не так, воздействие процентного механизма на нашу денежную систему трудно для понимания, потому что процентный механизм замаскирован. В цене каждого товара, который мы покупаем, имеется процентная составляющая (производитель товаров брал кредит). В современном мире средняя доля процентов на товары и услуги повседневного спроса составляет до 50% от цены реализации.

Можно подумать, что если каждый платит проценты, когда берет деньги в кредит и каждый получает проценты при хранении денег в банке, то существующая денежная система оказывает на всех одинаковое воздействие. Но и это неверно. На примере населения Германии подсчитано, что 80% населения больше платят по процентам, чем получают. 10% получают несколько больше, чем платят. А последние 10% получают в два раза больше, чем платят. Приведенный факт объясняет действие механизма, позволяющего богатым становиться богаче, а бедным беднее.

Проценты как средство возвращения денег в оборот, в рамках современной денежной системы, попутно являются средством скрытого перераспределения денег. Те, кто имеет много денег заинтересованы, чтобы денег в обороте не хватало, чтобы у них брали деньги под проценты. Это форма эксплуатации более хитроумная и эффективная, чем та, о которой говорил Маркс. Все помнят формулу товар-деньги-товар и ее продолжение деньги-товар-деньги, но современный способ получения прибавленной стоимости все чаще реализуется по формуле деньги-деньги (сегодня значительная часть прибавочной стоимости происходит в сфере оборота денег). Возникновение движения «захвати Уолл Стрит», это реакция людей понимающих порочность существующей финансовой системы.

Если логика и конституции гарантирует одинаковый доступ гражданам ко всем государственным услугам, а денежная система должна рассматриваться в качестве таковой (деньги печатает и правила их обращения устанавливает государство), то ситуация, когда 10% населения постоянно получают больше, чем платят, за счет других 80% населения, которые соответственно меньше получают, чем платят, является и несправедливой, и незаконной.
Большинство людей считает инфляцию естественным состоянием современной экономики. В мире нет ни одной капиталистической страны с рыночной экономикой, где не было бы инфляции. Но это не аксиома, в истории известны времена, когда стоимость товаров и услуг не изменялась столетиями. Происходило это в те времена, когда деньги делали из драгоценных металлов (когда правительство не могло их напечатать сколько хотело), оборачиваемость денег была на порядок меньше чем сегодня и пожалуй самое важное – когда давать в долг под проценты запрещали все основные религии. Только евреям разрешалось брать проценты с людей другого вероисповедания. Но и еврейские общины знали из Ветхого Завета о том, что проценты разрушают при длительном воздействии любой социальный организм. Поэтому с древних лет, приблизительно раз в 7 лет, устанавливался «Святой год», для прощения всех процентов и долгов. Таким образом, человечество еще в древние времена понимало и искало возможность ограничивать тот вред, который наносится процентами.

Современная инфляция необходима для снятия противоречий (вспомните пример про земной шар из золота) связанных с массовым применением в экономике кредитов и процентов по ним. Инфляция позволяет, в какой то мере и на какое то время, снимать противоречие между необходимостью ростовщичества и математической невозможностью.

Показателен пример, иллюстрирующий динамику развития различных экономических показателей в ФРГ. Федеральные доходы, валовой национальный продукт, а также заработная плата выросли с 1968 по 1982 год в три раза (300%), федеральное процентное бремя выросло более чем в 11 раз (1160%), а доходы банков по процентам в 8 раз (800%). Тенденция становится понятной — долги и проценты по кредитам в народном хозяйстве растут быстрее, чем доходы, что рано или поздно должно привести к коллапсу, даже в высокоразвитых странах.

Немногие понимают, что инфляция действует как еще один вид налогообложения. Очевидно, что сложнее всего такой налог выплачивать тем людям, которые не смогли вложить свое состояние в инфляционно стойкую собственность (земля, недвижимость и пр.), а не по тем, кто принадлежит к небольшой группе населения с наивысшими доходами. В этом заключается социальная несправедливость инфляции, следовательно, необходимо думать, как от инфляции избавиться.

В конце XIX века Сильвио Гезель сформулировал: в отличие от всех других товаров и услуг деньги можно оставлять у себя без затрат. Если у одного человека есть корзина яблок, а у другого есть деньги, то владелец яблок будет вынужден продать их уже через короткий срок, чтобы не потерять свой товар. А обладатель денег может подождать, пока ему станет выгодно обменять свои деньги на товар. Деньги не требуют «складских расходов», а наоборот, дают «выгоду ликвидности». Т.е., имея деньги, можно ожидать времени, когда наступит удобный момент или цена снизится до такого уровня, когда товар выгодно купить.

Гезель сделал вывод: если бы создать денежную систему, в которой деньги, как и все другие товары и услуги, требовали складских расходов, экономика была бы освобождена от подъемов и спадов в результате спекуляции деньгами. Он предложил создать денежную систему с такими условиями, чтобы деньги «ржавели», т.е. облагались бы платой за пользование.

Плата за обращение заменяет проценты:

В 1890 году Гезель сформулировал идею «естественного экономического порядка»[3], обеспечивающего обращение денег, при котором деньги становятся государственной услугой, за которую люди платят.

Для того, чтобы вернуть деньги в оборот следует не платить проценты тем у кого скопились излишки денег, а ввести «налог» – плату за изъятие денег из оборота, который выплачивают люди владеющие излишками денег. Эта плата, в отличии от выплаты процентов, идет на пользу не отдельным субъектам имеющим излишки денег, а всему государству (обществу).

Сегодня проценты создают доход собственнику денег, а при введении платы за пользование деньгами, доход принадлежал бы государству (обществу). Плата стала бы источником государственного (общественного) дохода. Предлагаемая система является решением многих экономических проблем, вызванных действием процентов.
Гезель назвал деньги свободные от процентов, «свободными деньгами». Дитер Зур ввел термин «нейтральные деньги», так как они служат всем и не дают никому односторонних преимуществ.

Эксперименты со «свободными деньгами»:

В 30-х годах XX столетия последователи теории Гезеля (теории свободной экономики), провели с беспроцентными деньгами несколько экспериментов, доказавших правильность этой теории. В Австрии, Франции, Германии, Испании, Швейцарии и США предпринимались попытки внедрения «свободных денег» для устранения безработицы. Наиболее успешным оказался эксперимент в австрийском городе Вёргль.[4]

В Вёргле, имевшем население 3000 человек, идея денежной реформы овладела умами в 1932-1933 гг. Бургомистр города убедил коммерсантов и управленческий персонал в том, что никто ничего не потеряет, а наоборот, много приобретет за счет эксперимента с деньгами в той форме, как это изложено в книге Гезеля «Естественный экономический порядок».

Горожане выразили согласие, магистрат выпустил 5000 «свободных шиллингов», которые были покрыты такой же суммой обычных австрийских шиллингов в банке. В городе был построен мост, улучшено состояние дорог, увеличились капиталовложения в общественные службы. Этими деньгами оплачивались зарплаты и материалы, торговцы и предприниматели принимали их в качестве оплаты.

Плата за пользование этими деньгами составляла ежемесячно 1%, т.е. 12% в год. Вноситься она должна была тем, у кого находилась банкнота в конце месяца. Плата вносилась в форме покупки марки с номиналом 1% от стоимости банкноты и приклеивания ее на обратной стороне банкноты. Без такой марки банкнота была недействительна. Такая небольшая плата привела к тому, что любой человек, получавший «свободные шиллинги» в качестве оплаты, старался их как можно быстрее потратить, прежде чем перейти к оплате своими обычными деньгами. Жители Вёргля даже свои налоги оплачивали заранее, чтобы избежать внесения платы за пользование деньгами. В течение года 5000 свободных шиллингов были в обращении 463 раза, было произведено товаров и услуг на сумму около 2 300 000 шиллингов. Обычный шиллинг за это время был в обращении всего 213 раз.[5]

В те годы многие страны Европы вынуждены были бороться с растущей безработицей, а в Вёргле уровень безработицы снизился за год на 25%. Полученная за год магистратом плата, обеспечившая быстрый переход денег из одних рук в другие, составила 600 «свободных шиллингов». Они были израсходованы на общественные нужды, а не на обогащение отдельных ее членов.

Когда более 300 общин в Австрии заинтересовались данной моделью, Национальный банк Австрии усмотрел в этом угрозу своей монополии. Он вмешался в дела магистрата и запретил печатание свободных местных денег. Несмотря на то, что спор длился очень долго и рассматривался даже в высших судебных инстанциях Австрии, ни Вёрглю, ни другим европейским общинам не удалось повторить этот эксперимент.

В книге Зура «Capitalism at its best»[6] имеется упоминание Корсена о попытке осуществления концепции Гезеля в рамках «Stampscrip Movient» (Движение за деньги-марки) в 1933 году в США. В это время более 100 общин США, в том числе несколько крупных городов, планировали введение вспомогательных денег, которые должны были функционировать аналогично «свободным деньгам» Вёргля. Министерство труда, министерство внутренних дел и министерство экономики в Вашингтоне занимались этими вопросами, и, хотя никто из них не был против, они не в состоянии были дать необходимое разрешение. Наконец Дин Ачесон, ставший впоследствии государственным секретарем, спросил советника правительства по экономике профессора Рассела Спрага, преподававшего в Гарвардском университете, его мнение по данному вопросу. Профессор Спраг заявил, что в принципе ничего не имеет против выпуска денег-марок в целях создания новых рабочих мест. Однако он заметил, что предложение выходит далеко за эти рамки: это явилось бы мероприятием по полному изменению структуры американской денежной системы, и он не имеет полномочий давать согласие на проведение таких глобальных изменений. Таким образом, движение «за деньги-марки», являвшееся проектом модели, которая, вероятно, привела бы к реформе денег, сошло на нет.[7] Президент Рузвельт отдал 4 марта 1933 года распоряжение о временном прекращении работы банков и запрещении дальнейшего выпуска вспомогательной валюты.

В заключение Корсен делает следующий вывод: – можно сказать, что технические сложности в деле обеспечения стабильности денег очень незначительны по сравнению с отсутствием понимания самой проблемы. До тех пор, пока не будет преодолена иллюзия о роли денег, практически невозможно будет собрать необходимую политическую силу воли, для обеспечения этой стабильности.[7]

Современные перспективы:

В современном мире более 90% того, что мы называем «деньгами», в действительности являются числами в компьютере. А новые «свободные или нейтральные деньги» можно было бы запустить в оборот исключительно в безналичном виде (какое то время новые деньги должны функционировать параллельно старым). А обложить безналичные нейтральные деньги налогом не составляет никакого труда. Каждый субъект, у которого нейтральные деньги оставались бы на счету на конец дня, выплачивал бы налог на остаток денег. Излишние деньги, для избегания налога, субъекты могли бы передавать банкам на определенных условиях (например: – не менее чем на месяц).

Хотя нейтральные деньги не будут приносить своему владельцу проценты, однако они сохранят свою стабильную стоимость. Как только проценты на деньги исчезнут, инфляция будет не нужна и она сойдет на нет.

Кто получает кредит, тоже не платит процентов, а только премию (страховку) за риск и плату за администрацию кредита, которые и сейчас включаются в любой банковский кредит (обычно от 1,5 до 3,5%).

Банки продолжали бы функционировать как, и прежде, с той только разницей, что они были бы больше заинтересованы в выдаче кредитов, поскольку они тоже были бы подвержены действию механизма оплаты за деньги, находящиеся в их распоряжении. В свою очередь и банки должны иметь возможность «сдавать» излишние деньги в центральный банк для избегания налога.

Рассматриваемая система введения в оборот «нейтральных денег» смогла бы снять многие противоречия существующего в современном мире финансового порядка и способствовала бы организации более справедливой и эффективной экономики.

Список литературы:

  1. Маргрит Кеннеди «Как создать средство обмена, служащее каждому» Швеция, 1993 (перевод Лилии Кальмер);
  2. Eckhard Filers, «Unpublished manuscript» Rastede, 1985;
  3. Silvio Gesell, «Die Naturliche Wirtschaftsordnung», Rudolf Zitzmann Verlag, Nuriberg, 1904, (IXth. edition 1949)
  4. Werner Onken, «Ein vergessenes Kapitel der Wirtschaftsgeschichte. Schwanenkirchen, Worgi und andere Freigeldexperiment», «Zeitschrift fur Sozialokonomie», 1983;
  5. Frits Schwarz, «Das Experiment von Worgi, Genossenschaft Verlag», Bern, 1952;
  6. Dieter Suhr, «Capitalism at its Best, unpublished manuscript», 1988;
  7. Hans R.L.Cohrssen, «The Stamp Scrip Movient in the U.S.A.».
(1 Голосовать)
Прочитано 2175 раз

Другие материалы в этой категории:

« Нужны налоги. Их платят граждане.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Комментарии   

Andr58
0 # Andr58 01.12.2013 19:18
Уважаемый Игорь Владимирович!
Вопросов здесь, как понимаю, два.
1. Вопрос вывода денег из оборота на хранение.
2. Необходимость стимулирования экономики

Проблема вывода денег из оборота, долговременное хранение их, является проблемой от нехватки их в текущей деятельности, а решение вопроса эмиссией невозможно по причине периодического всё таки выхода хранящихся денег в свет, в оборот.
В свете старой, доэлектронной системы денежного обращения, эти два вопроса могли быть решены только одновременно. Причём ссудный процент первоначнально всё таки преследовал цель наживы, стимулирование экономики — обнаружилось как следствие.
Если первый вопрос — мне лично кажется обязательным для решения, то необходимость решения второго — вызывает сомнения.
Вы приводили пример, что существовали периоды, когда стоимость товаров и услуг не изменялась столетиями. И общество при этом развивалось. То есть развитие человека и общества не завязано на необходимости опережающего развития экономики. Возможно, искуственное стимулирование эконимики даже вредно. Но это тема другого разговора.
В современных платёжных системах возможно решение этих двух вопросов отдельно.
По первому вопросу. Субъект имеет только лимиты на деньги, не деньги. Лимиты превращаются в деньги только в момент совершения сделки. Всё, вопрос с выводом денег из оборота решён. Причём решён выводом его из плоскости личностного стимулирования.
По второму вопросу. Если стимулирование экономики всё таки необходимо, то система свободных, нейтральных денег с налогом на остаток — очень даже хороша. Единственно, такая система — позволяет ли избежать инфляционных процессов? Всё таки количество денег будет увеличиваться, будут работать параллельно два стимула — инфляция и налог на пользование деньгами. Это надо? Деньги с налога на пользование деньгами можно утилизировать, ведь так вернее?
Относительно банков. Пусть живут, плата за администрирование необходима (расплачиваться может и государство), но плата за риск сделок — зачем?
В момент, когда банк по привычке будет искать любую возможность извлекать сверхприбыль, плата за риск — это тот же ссудный процент, проходящий по другой статье. Компенсация таких убытков- дело другое. Ведь установлено, что деньги -это госуслуга, банки могут предпринимательствоать только в администрировании денег.
Вообще, большое спасибо за статью
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать